В соответствии с частью 1 статьи 61 “Основ законодательства Российской Федерации о нотариате” (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1) (ред. от 28.12.2022) (с изм. и доп., вступ. в силу с 11.01.2023) (далее – Основ законодательства РФ о нотариате) нотариус, получивший сообщение об открывшемся наследстве, обязан известить об этом тех наследников, место жительства или работы которых ему известно. Положение части 2 статьи 61 Основ законодательства РФ о нотариате предоставляет нотариусу право произвести вызов наследников путем помещения публичного извещения или сообщения об этом в средствах массовой информации.

Согласно письму ФНП от 11.03.2016 N 749/03-16-3 «Об объеме сведений, которые нотариус или нотариальная палата субъекта Российской Федерации в рамках наследственного дела вправе сообщать третьим лицам», сведения о совершенных нотариальных действиях, в том числе о нотариальных действиях, связанных с оформлением наследственных прав, в соответствии со статьей 5 Основ составляют нотариальную тайну и не подлежат разглашению. Согласно пункту 6 статьи 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”, пункту 4 Указа Президента Российской Федерации от 06.03.1997 N 188 “Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера” информация, связанная с профессиональной деятельностью нотариуса, признана сведениями конфиденциального характера. Основы прямо закрепляют случаи и порядок предоставления сведений о совершенных нотариальных действиях третьим лицам (статьи 5, 34.4 Основ). Открытие наследства не является нотариальным действием и, соответственно, не относится к сведениям, составляющим нотариальную тайну, соответственно Федеральная нотариальная палата предполагает, что третьи лица могут быть проинформированы нотариусом или нотариальной палатой субъекта Российской Федерации о том, что в производстве нотариуса имеется наследственное дело к имуществу данного наследодателя.

Статья 61 Основ законодательства о нотариате неоднократно становилась предметом обращения в Конституционный Суд РФ, поскольку наследники, пропустившие срок для принятия наследства, полагали, что они смогли бы реализовать свое право на принятие наследства, если бы нотариус известил их об открытии наследственного дела. Конституционный Суд РФ  неоднократно высказался о недопустимости возлагать на нотариуса несвойственные ему функции по розыску лиц, предположительно имеющих интерес в принятии наследства (Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2017 г. N 1315-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Луковкиной Татьяны Михайловны на нарушение ее конституционных прав статьей 61 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате”, Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2020 г. N 2177-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ященко Евгения Вячеславовича на нарушение его конституционных прав абзацем первым пункта 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации и частью второй статьи 61 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате”, Определение Конституционного Суда РФ от 28 сентября 2021 г. N 1830-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Охрименко Людмилы Аркадьевны на нарушение ее конституционных прав статьей 61 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате”. Таким образом, нотариус не обязан осуществлять розыск возможных наследников, так как положения Основы законодательства РФ о нотариате не возлагает на нотариуса обязанности принять “все возможные меры” для обнаружения каждого наследника.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

одиннадцать + десять =

Меню